Бумажные закладки

рукопись которая горит

Previous Entry Поделиться Next Entry
и еще новая поэзия
myshkind
Оригинал взят у alsit25 в еще новая поэзия
Вообще- то приберегал  этого Поэта для кульминации нашего Вавилонского Ариона , но по случаю дня рождения  его ,  хотелось бы представить , пожалуй,  единственного гениального поэта на сегодня вне тусовок и премий. Причем, не только в русской поэзии.  В Осло о нем наверняка не слыхали.                                     

Сергей Чернышев

***
Проснешься поутру, начертишь пару рун
потом идешь в поля, в карманах трупов шаришь.
Сожжешь посад-другой, загонишь в храм табун,
и к очагу. И мясо брата жаришь.

Вдруг - вот те на! - Христос. Ведь срам аж не могу.
А он уже идет, и в комнату заходит,
благословляет всех, садится к очагу,
берет с огня кусок и разговор заводит.


И так вот до утра.

*****

космонавт анастасий выходит в открытую смерть.
позывной, колдовские одежды, зеркальная маска -
удержаться бы в теле, ведь тело и есть этот свет,
а тот свет - это все остальное. попавшему в сказку

брезжит странствие: вишь, дурачок, за околицей тьма,
а точнее скотома - за ней самоцветные птицы,
леденцовое, мятное небо - пусть облако-мать
проплывет сквозь тебя белой речью, которая снится

слепоту напролет: то рождение, то рождество,
за околицей тьма (или свет, или некуда деться) -
солнце входит в окно и лежит как поваленный ствол
в млечном водухе детской

опаньки

Вас нет, я сплю. И совесть моя спит.
То три, то восемь пальцев на ладони,
горит коньяк, и женщина слепит,
и темя лижет тьма, которая не помнит,

ни как зовут, ни, главное, куда.
Дебильный аист принесет вам тело,
уронит нянька. Бух. Остаться бы вот так,
без памяти, лишь в собственных пределах,

и слушать, как жужжит, стихает в кулаке
кусучей мухой мир... Но опаньки! проснулись
внутри менты, и страшно быть никем,
и страшно всем, и нянька встрепенулась.



?

Log in